Из воспоминаний Капрала Бернкса, Штаб 22-го Пехотного

Помню, в начале января я вернулся из госпиталя, где провалялся месяц с воспалением уха. В расположении была суматоха, было трудно понять что происходит, везде ходили люди из разных частей. Я попытался найти штаб полка, но всё время слышал: “где-то там” или где-то недалеко”. Я встретил нескольких парней из роты эйбл.

1

От них я узнал, что идет контрнаступление и полк должны кинуть на передовую заткнуть брешь и что основные силы подойдут завтра

2

На утро какой-то штабной майор собрал из нас взвод. Он сказал, что мы передовой отряд и нам надо выдвинуться на окраину городка, толи Освеилер ли Осваир, я уже не помню…Я попытался объяснить, что мне нужно в штаб полка, но он и слышать ни чего не хотел. 

4

Получив паек на день и не большое количество боеприпасов, я сидел и вертел ружье в руках. С другой стороны, думал я, нас снабдили всем из расчета на день, т.е. вечером нас снимут или полк уже подойдет. И всё таки штабные сошли с ума…
К нам присоединился ещё одни парень из нашего полка, он вернулся из дозора и на нем был странный защитный белый костюм, до этого я не встречал такие. Он сказал, что за время дозора противника не встретили и можно особо не переживать. Это меня успокоило.
К полудню мы вошли на окраину городка, хотя городком его сложно назвать, все было разрушено от авио и арт ударов. Противника мы не встретили. Лейтенант, с впалыми глазами и всё время шмыгающим носом, которого назначили командовать нашим взводом, сказал оставаться нам на месте, а сам залез в машину и укатил в сторону штаба. Среди нас был сержант, уже не помню как его звали, но точно помню, что он был мексиканцем, т.к. выдал долгую тираду на непереводимом испано-американо-канадском диалекте в сторону лейтенанта. Он выставил охранение, и мы стали готовить кофе.

5

Через два часа прибыл взъерошенный посыльный, он сообщил, что на северной окраине городка замечены немцы и нам необходимо выдвинуться, закрепиться и удерживать городок до подхода основных сил. Так же мы узнали, что по дороге, в машину лейтенанта попал артиллерийский снаряд,  и он с водителем погибли. Хотя эта новость не вызвала у нас печали, только лицо сержанта стало более хмурым.

Дальше я слабо понимал происходящее. Сержант разбил нас на 2 отделения, и мы выдвинулись вглубь городка. Не пройдя и квартала мы попали под вражеский обстрел, мне повезло, что я шел в середине колонны, т.к. головной упал замертво. В нас палили со всех сторон, я залег и попытался отстреливаться. Вдруг все стихло. Как выяснилось в доме засела пара стрелков…одно отделение обошла дом и под их огнем противник отошел. Стало ясно, что основные силы немцев засели через дом. Мы попытались выбить их с двух сторон. Во время атаки сержант моего отделения погиб, а другое отделение прижали плотным огнем. Отойдя, мы наткнули к нашему удивлению на группу английских солдат, уже позже я выяснил, что это были коммандос.

7

 Скоординировавшись с ними, мы атаковали повторно и на этот раз удачно. Дальше мы не пошли, сержант сказал, что если в штабе думают, что такими силами мы зачистим городок, то факинс с два они угадали. Мы укрепились в здании и стали ждать. Первый раз за день выдалось возможность перекусить, а парни из нашего полка согрели кофе. Это было одним из ярких моих воспоминаний – горячий кофе. Парень по имени Апхем напоил меня горячим кофе и всё время повторял, что я должен ему 2 доллара, но я ни чего не понимал, т.к. адреналин играл во мне. Я так и не знаю, за что я ему был должен.

8

Часа через полтора парни из охранения заметили приближающегося противника. Немцы предприняли контрудар, но видать их силы были ослаблены и под плотным огнем они отошли.
Но в этой стычке я получил ранение прямо в мочку уха, которое я лечил в госпиталь. Вот такое совпадение…
Больше немцы не пытались нас выбить, а к вечеру в городок вошли наши танки и нас отправили обратно. Повторно вернувшись из госпиталя, я не смог найти парней из нашего полка, но надеюсь с ними все в порядке и они выжили в дальнейшем…

Поделиться:

Leave a Reply