A Bridge Too..

1 Октября

Наш стремительный рывок через Бельгию оказался крайне неожиданным, для высокого командования, решившего, что, с таким темпом, мы будем в Берлине не к Рождеству, как они говорили в июне, а прямо ко Дню Благодарения. Не думаю, что кто-то из парней будет против такого исхода, но верится в такие прогнозы с трудом.

В 1000 мы пересекли границу с Германией. Казалось, что все германские боги противятся броску воинов Христовых – небо затянулось темными низкими облаками и проливной дождь начал чередоваться с градом и 88-ми. Наш большой Джи, очевидно, надирал зад этим грубиянам, так как ад в небе начал заканчиваться. К слову, на мой личный взгляд, лучше бы он не ходил по воде, а умел эту воду от солдатиков отводить, так как, после 4 часов этого светопреставления, мокрыми были даже те, у кого сохранились дождевики, которые тоже промокли.

На удивление, нас решили не бросать в головокружительный рейд по выкорчевыванию драконьих зубов или трамбовке дороги для танков. В 1400, мы получили задание охранять стратегически важный мост через стратегически важный ручей и даже дали минометы и наземные мины. Тут я понял, что «нам пизда» (С). Никогда до этого, пехота не получала столько всего и сразу. Без необходимости умолять и унижаться.

Парни тоже почуяли неладное, и начали строить Аламо на доминирующей высоте. Около моста был расположен полуразрушенный немецкий блокпост, который мы решили не трогать, а то вдруг там чего заминировано все или еще чего хуже.

Собственно, пока форт строился, мы с Харпом, прикомандированным командовать минометами (интересно, кстати, чем руководствовался Первый сержант, когда порекомендовал назначить его на эту должность), выяснили, что взрыватели к минам «не той системы». Точнее не к минам вовсе а, судя по всему, рассчитаны на подключение тостера. В электрическую сеть. Удивлены ли мы были этим? Конечно нет. Если бы взрыватели подходили, мы бы точно поняли, что живыми нам не выбраться.

Мы решили отсоединить пару аккумуляторов от грузовиков, которые стояли в паре сотне ярдов от этого моста, но, не пройдя и пары футов, были накрыты плотным автоматическим огнем. Судя по всему, это была последняя надежда Алоизыча из слабых зрением, не иначе. Как бы то ни было, как только мы залегли, на краутов обрушился вся беспощадная огневая мощь нашего взвода. Не думаю, что у них были хоть какие-то шансы.

За время перестрелки, взводный сержант (еще одно внезапное назначение) Газзинни умудрился не только вырыть свой фоксхол в полный рост, но и обустроить его печкой, патефоном и машинкой для изготовления пасты. Не иначе, боялся, что удача может отвернуться.

На удивление, строительство Аламо не привлекло, более, никакого внимания. Классический же прием «а не пора ли сделать кофе», незамедлительно, привлек орды гуннов, которые затоптали не только бедного «Дасти» Гонзалеса, отправленного на наблюдательный пост, но и разорвали, в клочья, портативную рацию, что была при нем. Не иначе, слухи о каких-то тайных ритуалах для подготовки элитных солдат, о которых, после пары бутылок бургундского, втирал капитан Бласковик.

Ритуалы там были или нет, но крауты выдвинули цепью, видимо, думая, что так больше шансов обернуть нас в бегство. Номер не прошел, минометы отработали, на отлично, и несчастных ублюдков прижало к земле так, что они даже двинуться не могли. Нас они, правда, тоже прижали, своими пулеметным огнем. Тем временем, одна группа, пользуясь тем, что наше внимание было полностью сфокусировано на фронте, неизвестными тропами прошла к мосту и заняла полуразрушенный блиндаж. Они были замечены Морганом и Маком, которые пытались подавить их ружейными гранатами, но вы же таки знаете, как эти гранаты работают. Даже в густо набитом помещении, она может только покалечить кого-то, и то не сильно.

Тем временем, минометы перенесли огонь на блиндаж и, пользуясь эти прикрытием, мы получили возможность атаковать мерзавцев, что и было успешно сделано – без потерь с нашей стороны. Почти. Уже когда все кончилось, прилетела мина (думаю, что это точно была наша) и взрывом оглушило Газзинни. Если не считать испорченной прически, ему ничего не угрожало.

Вечер прошел без приключений, Харп и Корсак заминировали все, что можно заминировать, зарыв в блиндаж так много всего, что Королевские Саперы с их суперминой в Ля-Буассели плачут от зависти.

Ночь наступила неожиданно и только языки пламени из адской кухни в фоксхоле Газа освещали последние приготовления к ночи, которая обещала многое. Собственно, я был уверен, что уже вечером мы увидим гостей, но что-то их отвлекло, видимо.

Патрулирование местности шло своим чередом, пока мы не запустили осветительную ракету и увидели то, что, в далеком будущем, могут назвать Manniqune Challenge – толпу немцев, посередине дороги, замерших в ожидании движения с нашей стороны. Стояли они так недолго, начались какие-то жуткие крики, стрельба, ну и выяснилось, что снова нас долбят с фронта…

Теперь Аламо стал настоящим. Фронтальная атака дошла почти до укреплений и только чудом (уж не иначе, сам Джей Си пришел на помощь) она захлебнулась и круты в спешке ретировались. В этот момент, лично я затаился около миномета с пустым Кольтом в руках, размышляя, смогу ли я рукояткой пробить каску или нет. Патронов, как оказалось, не осталось ни у кого, настолько плотным был наш огонь.

Для проверки, Харп подорвал свою супермину и, судя по тому, что, ровно центр крыши Газовского фоксхола, прилетел чей-то нос, несчастные Крауты решили, что в этот-то раз, номер прокатит.

2 октября

Ранним утром, на связь вышел ХО, порадовавший тем, что он надеется, что «у нас все в порядке» и новостью, что инженеры уже начали строить новый мост, потому что авиаразведка (!!!) доложила, что по мосту танки не пройдут никак вообще. Конечно, зачем интересоваться мнением каких-то слепых кротов.

Ровно в это же время, громыхнуло так, что я чуть не обгадился. Крауты таки смогли пробраться и взорвать то, что было уже никому не нужно. Кого-то из них получилось накрыть пулеметом, но остальные разбежались как зайцы, ловить которых приказа уже не было. Еще одна чудесная ночь в Германии и думаю, не последняя.

B.C.

Поделиться:

Leave a Reply